АнтиГарик

Всему ища вину вовне,
Я злился так, что лез из кожи,
А что вина всегда во мне,
Я догадался много позже.

Игорь Губерман.

***

Всему ища вину в вине,
Я злился так, что лез из кожи,
А что вино всегда во мне,
Вы догадаетесь по роже.

Всеволод Кисиленко.

АнтиГарик

От вида ландшафта, пейзажа
(и речки чтоб вилась тесьма)
хочу сразу выпить, и даже
не просто хочу, а весьма.

Игорь Губерман.

 

***

От вида чиновников наших,
Их речи, что вьется тесьмой,
Хочу сразу выпить, и даже,
Не просто хочу, а в запой!

Всеволод Кисиленко.

АнтиГарики

Что-то поломалось на Руси
в самой глубине ее основ:
дети еще только пороси,
а уже ухватка кабанов.

Игорь Губерман.

 

***

В Палестинах тоже все не так,
Не успеет мальчик подрасти,
Надевает чёрный лапсердак,
И уже он Рав Всея Руси.

Всеволод Кисиленко.

АнтиГарики

Уже вот-вот к моим ногам
подвалит ворох ассигнаций,
ибо дерьмо во сне — к деньгам,
а мне большие говны снятся.

Игорь Губерман.

 

***

У Губермана нрав крутой,
Умеет грубо выражаться.
Но вы не бойтесь, он не злой —
Eму большие говны снятся.

Всеволод Кисиленко.

АнтиГарики

Тоскливей ничего на свете нету,
чем вечером, дыша холодной тьмой,
тоскливо закуривши сигарету,
подумать, что не хочется домой.

Игорь Губерман.

 

***

Тоскливей ничего на свете нету,
Чем вечером, взирая на луну,
Альцгеймеру вручая эстафету,
подумать — «я забыл где я живу»!

Всеволод Кисиленко.

АнтиГарики

Покрыто минувшее пылью и мглой,
и, грустно чадя сигаретой,
тоскует какашка, что в жизни былой
была ресторанной котлетой.

Игорь Губерман.

 

***

Давайте без обиняков —
К чему скорбеть о доле тяжкой?
В желудке автора стихов
Котлета сделалась какашкой.

Всеволод Кисиленко.