Джульетта и… Джульетта. Современная история Монтекки и Капулетти

Она — активистка BDS, организации, ведущей непримиримую борьбу с государством Израиль по всему миру.
Она (на этом месте обычно следует «Он», но нет — именно «Она») — военнослужащая Армии Обороны Израиля.
Их соединила любовь. Безумная история любви, которая не снилась и Шекспиру. А может и наоборот — обычная любовь посреди безумного мира…

Рони (слева) и Джесс (справа). Фото из фейсбука Джесс.

Джес Белдинг родилась в маленьком городке Гайд Парк, в штате Нью-Йорк, в верующей католической семье.
В 19 лет, когда Джесс уже была студенткой Йеля, она совершила «каминг-аут».
«О том, что я «гейз», я поняла в 11 лет — рассказывает Джесс — и уже тогда мне было ясно: отношение ко мне изменится, возможно, это даже помешает мне получить рекомендации в университет».

В университете Джесс изучала Ближний Восток. Путешествовала — побывала в Египте, Ливане, Сирии и даже в Секторе Газа. В 2010 году, по программе обмена между американскими и палестинскими студентами, она впервые приехала в Израиль, где продолжила учебу в Еврейском Университете, и параллельно работала волонтером в Иерусалимском Христианском центре для палестинцев.

«Я приехала в Израиль сразу после операции «Литой свинец» и встретила арабскую семью из Газы. Всё, что я тогда узнала о произошедших событиях —  я узнала от них.
Однажды мне пришлось встречать шабат в израильской семье, жившей в Гиват-Зееве. С моей точки зрения, Гиват-Зеев был поселением. Я была настроена против «оккупации», и происходившее вызывало у меня категорическое неприятие. Настолько, что я даже не хотела продолжать учебу в Еврейском Университете»



Израильтянка Рони Цидон родилась в Ришон-ле-Ционе. Служила в армии, в отделе прес-секретаря ЦАХАЛа. После демобилизации работала журналисткой, а сегодня учится на третьем курсе Тель-Авивского университета, на отделении «Кино и Телевидение». Рони даже успела снять комедийный мини-сериал «В высшем лесбо-свете», который выходит на израильские теле-экраны.

Рони и Джесс познакомились на сайте «Tumblr» в 2014 году, когда Рони была еще солдаткой, а Джесс — студенткой Йеля. Общей для них темой поначалу была любовь к группе «One direction». Позднее любовь к «мальчиковой» группе переросла в любовь друг к другу.
«У меня были отношения с другой девушкой. И когда через несколько недель общения, Джесс призналась, что влюблена в меня — рассказывает Рони — я испугалась, ведь я никогда не встречала ее в реальной жизни. И я ответила — нет».

Джесс: «Это было смешно. Ведь я не хотела никаких связей с израильтянами. И влюбилась в израильтянку. Когда мы познакомились, я сказала себе, о боже, я влюбилась в израильтянку! Она — солдатка!»

Но настоящий переворот случился с  Джесс, когда она увидела фотографии мамы Рони, спящей в бомбоубежище, во время ракетных обстрелов из Сектора Газы (в это время, в Израиле вовсю шла операция «Нерушимая скала»):
«Когда я увидела эти фотографии, то очень испугалась. Я была рада, что Рони находится в армии, на дежурстве, в другом конце страны и ей ничто не угрожает. Это был момент, после которого я уже не могла оставаться прежней. Израильтяне вдруг стали для меня живыми людьми. Раньше я воспринимала их только в контексте палестинской проблемы. Понятно, что палестинцы страдали больше — так какое мне дело было до страданий израильтян? Но когда у меня самой возникла связь с израильтянкой, мне уже перестало быть «всё равно».
Через несколько дней после начала «Нерушимой скалы», моя подруга по университету, палестинка из Газы, организовала митинг памяти жертв израильских атак в Секторе. Кругом были поминальные свечи, а я чувствовала себя виноватой, потому что понимала боль другой стороны. Мне тоже хотелось, чтобы война прекратилась, но я поняла, что ошибалась в своих анти-израильских взглядах. Я поняла, что стала сионисткой!»

Мааян(Джесс) и Рони. Фото из фейсбука Джесс.

Но на этом Джесс Белдинг не остановилась. Спустя 8 месяцев ей удалось уговорить Рони встретиться с ней в Нью-Йорке, а уже через два года Джесс переехала в Израиль, сменила имя на Мааян и даже прошла реформистский гиюр.

«В это трудно поверить. Я была анти-сионисткой и активным членом BDS. И я совсем не горжусь этим. Да, я по прежнему против «оккупации», но полна чувства вины, за те ошибочные вещи, которые говорила об Израиле».

По материалам сайта Xnet и издания «לאשה».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.