Как Шаинский собирался Израиль с оружием защищать.

Я рос припеваючи. Нет, не подумайте — ничего такого. У меня было обычное, далеко не идеальное, советское детство. Просто я всегда что-то напевал. Сколько себя помню, всегда в голове, или на языке была какая нибудь прилипчивая песенка. И вот, что-бы не соврать, половина этих песен была написана Шаинским! Да, пол жизни с Шаинским в голове. Кто-то — с Лениным и Марксом, а я понимаешь-ли — с этим маленьким, смешным, вечно улыбающимся евреем. Отсюда наверное и результат…

«Вместе весело шагать по просторам», «Раз словечко, два словечко», «Хмуриться не надо, Лада», «Один раз в год сады цветут»… Список будет бесконечным.Сегодня Владимира Яковлевича Шаинского не стало. Пусть земля ему будет пухом. Панегирики, биография, библиография… Этого всего будет много. Мне же, хочется показать Шаинского немного с другой стороны, с той, которая нам известна гораздо меньше. Итак, слово  Шаинскому:

— Это правда, что в Юности вы собирались ехать защищать молодое еврейское государство от палестинцев?

— От арабов. (Обратите внимание, Владимир Яковлевич чётко помнит — во времена его молодости никаких «палестинцев» не существовало. Их придумали гораздо позже. Прим. В.К.). И не один. Я ведь еще сагитировал моего двоюродного брата. Мне было тогда 22 года. А ему — 17…

— Тогда же Советский Союз поддерживал Израиль? В сороковых, он даже принимал участие в его создании…

— Кто? Советский союз? Только в одном — на голосовании в ООН, неожиданно для всех было принято решение советской делегацией, во главе как вы думаете с кем?

— Громыко?

— Громыко — черта с два.

— Молотов?

— Какой Молотов?! Вышинский! Министр иностранных дел.

— Расстрельный прокурор.

— Да, «добрейший человек», ужас! Он сказал — как их (евреев) сурово наказала история, немцы так плохо с ними поступили. Мы должны как-то им помочь… Я думаю, надо учесть, что Андрей Януартьевич был прагматиком…

— Конечно, столько людей пострелял.

— Он тут ни при чем. Не он же стрелял. 

— Но он подписывал приговоры.

— Нет, это только в газетах и по телевидению. А в политике он был абсолютной пешкой. Дело в том, что он был членом партии меньшевиков. И он сумел при осетинском грузине Иосифе Виссарионовиче Джугаеве, или Джугашвили, он же горийский грузин, а там они перемешаны с осетинами, он сумел удержаться. Правда нельзя сказать, что  вошел в доверие. Ведь Сталин  — это была фигура… Кстати, большая ошибка господина Троцкого…

— Недооценившего его.

— Мало того, самая выдающаяся бездарность в Советском Союзе — это Сталин. Это слова Троцкого… Но видимо сам Троцкий не был особо умным…

— За что и получил ледорубом в голову.

— Да, он не был умным, я думаю. Но он был талантлив. Он был очень убежденным коммунистом. Руководил успешно Красной армией…

— Но вам хотелось в Израиль повоевать в то время?

— Да.

— Почему не поехали?


— А кто пустил бы? Мы, с братом моим сначала позвонили Эренбургу. Он говорит — я не в курсе. Я ничего не знаю. — Мы ведь думали, что Сталин искренне хочет помочь Израилю. Мы ведь не ожидати такого вранья на высшем уровне. Думали — как в Испанию ехали наши люди, также и в Израиль поедут помогать против арабских фашистов. Они же откровенно с фашистскими призывами выступали за Гитлера.  Нет ни одной арабской страны, которая не была бы за Гитлера во время Войны. Я не знаю, что они там говорили в открытую, но все были на стороне Гитлера. Например в Берлине был мусульманский отдел при Гитлере. И там сидели все эти «друзья»…
Потом в Египте, сильнейшей на то время арабской стране, свергли короля,который был более менее нейтральным, король Фарук — он был, оказывается, турок по национальности. Его свергли, а вместо него поставили чистокровного представителя арабской нации, который должен был покончить с сионистской угрозой — Гамаль Абдель Насера.

— Герой Советского Союза.

— Ну да, сразу появился в СССР стишок:
«Лежит на Ниле грея пузо,
Полу фашист, полу эСэР,
Герой Советского Союза,
Гамаль Абдель на всех Насер».

— Ну, спустя много лет, ваша мечта частично осуществилась — вы уехали в Израиль. И прожили там несколько лет. После чего уехали в Соединенные Штаты.

— После чего я не уехал в Соединенные Штаты. Это было не просто. Когда я вернулся в СССР, отношение ко мне стало значительно хуже. «Благодаря» таким людям, как, отчасти, господин Кобзон  и прочие… Например, я приезжаю из Израиля. А я был членом общественного совета УВД. И вызывают меня посидеть в совете. А председателем этого совета был Кобзон. Встречает меня Кобзон, в окружении генералов милиции, и говорит — а-а-а, ну как шалом? — попытался со мной на иврите заговорить. И меня это так возмутило почему-то. Я ему отвечаю (Кобзон ведь очень злопамятный человек) — впервые вижу человека, который так плохо говорит на своем родном языке. А он — это не мой родной язык. — А, понятно.Твой родной — бурятский.  — Почему? — Ну ты же от бурятов пошел (В думу. Прим. В.К.)…

— Владимир Яковлевич, а где лучше все таки — в Росии или за границей?

— Второе. Хорошо ответил?

— Емко и точно.

По материалам интервью Шаинского Дмитрию Гордону.


Читайте также:

Избранные высказывания Леонида Броневого.

Однажды Раневская сказала…

«Иду на грозу». Любимые цитаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.