«Фестиваль изнасилованных» в Израиле. Вред или польза?

Возникшее после «казуса Вайнштейна» цунами, конечно не могло обойти стороной Израиль. Местная пресса не просто подхватила «богатую» тему, а выступила с призывом, нет, пожалуй — с требованием ко всем мало мальски известным личностям женского пола: «рассказывайте свои истории о пережитых сексуальных домогательствах».
Призыв был услышан, но очевидно недостаточно, что само по себе странно. По мнению местных СМИ, израильские «звезды» не активно делятся с общественностью своими историями. В прессе звучат требования — «больше откровений». Проводятся переклички на тему «кто еще не поделился?»

Иллюстрация.

Совершенно очевидно — журналисты считают, что в Израиле нет не изнасилованных женщин, есть — недостаточно откровенные.

Официальная цель всего этого мероприятия благая — борьба за защиту женщин от сексуальных домогательств и насилия со стороны мужчин, поднятие самосознания, помощь жертвам сексуальных преступлений и т.д. 
А теперь вопрос: достигает ли кампания заявленных целей, и не приводит ли она к обратному результату?

Что бы ответить на него, я приведу исповедь (перевод с иврита) очень известной в Израиле медийной персоны, прозвучавшей в рамках кампании. Своего имени она не скрывает, наоборот — стремится к максимальному освещению, но я не хочу его называть, что бы не переводить разговор на обсуждение конкретной личности. Назовем ее «О»:

«Да, я тоже была изнасилована мужчинами.
Да. Именно так. Не чужим мужчиной, напавшим на меня в темном переулке, но мужчинами, которых я знала и вынуждена была спать с ними, потому, что им хотелось, потому, что они требовали, потому, что надо было удовлетворять их голод. Бессчетное количество раз я чувствовала себя униженной, мелкой, использованной и злящейся на саму себя — почему я так слаба, почему не могу настоять на своем, почему все время уступаю?


Вразумительного ответа у меня нет до сих пор. Может потому, что я была неуверенна в себе, может потому, что я боялась их гнева или оскорблений, или потому, что надеялась что так они от меня отстанут?
Грустно, но я думаю, что большинству женщин знакомо это угнетающее, нестерпимое чувство того, что для мужчин, они — сексуальный объект.
Я не понимаю, как мужчины позволяют себе так пренебрежительно относиться к женщинам?
По моему, это непростительно».

Итак. Госпожа «О» заявила об изнасиловании. При этом она настаивает, что речь идет не о какой-то аллегории, или чем то абстрактном, а о конкретном, самом что ни на есть настоящем изнасиловании. 

Иллюстрация.

Я не буду долго рассуждать, что в категорию насильников «О» поставила всех мужчин, которые были в ее уже не маленькой жизни. О том, что имена этих людей достаточно известны в «медийной тусовке» и не только. О том, что один из этих мужчин — отец ее детей. О том, что она, в конце концов, перекладывает своих «тараканов» на других людей, что совершив «каминг-аут» (признавшись в лесбийских наклонностях) прожив добрую половину жизни, она лишь подтвердила, что до сих пор просто морочила людям голову… Все это  — частные проблемы госпожи «О». Меня же интересует общее, а конкретно — девальвация зла!
Нет, не «банализация зла«, о которой наверное тоже стоит поговорить, а именно девальвация. Ведь согласно автору исповеди:

Потрахаться без настроения — это изнасилование!

Тема насилия над женщинами важна. И да, это прежде всего насилие над женщинами со стороны мужчин. Обратные случаи конечно тоже есть, но когда кто-то говорит, что  явления эти одного порядка, это и есть результат все той же девальвации. Потому, что первое, (настоящее первое, а не то, о чем нам поведала «О») действительно страшно. Я искренне недоумеваю — до какой степени морального рукоблудия нужно дойти, что бы ставить свой неудачный трах на одну доску с болью и страданиями настоящих жертв. 

Девальвация зла, подмена понятий —  вот что представляет из себя нынешняя компания. И жертвам насилия, настоящим жертвам она никак не поможет.

Банальный флирт превратился в «сексуальные домогательства».  Проявление вежливости — в «шовинизм». Неудачный сексуальный опыт — в «изнасилование». Борьба за права женщин — в политическое оружие предмет манипуляций, а история жертв преступлений на сексуальной почве — в голливудское шоу.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.