Израильские политики против закрытия 20 канала (знак вопроса)

Несмотря на то, что волшебная фраза «скоро выборы» в Израиле может прозвучать в любой момент, многие израильские политики живут так, будто их нынешняя каденция в парламенте или правительстве будет длиться вечно, а «завтра» не наступит никогда. И несмотря на то, что 4-летний избирательный цикл в Израиле (как доказывает практика) легко может оборваться через три, два, и даже один год, такое поведение абсолютно оправданно и объясняется рекордно короткой политической памятью израильского избирателя, измеряемой порой даже не месяцами, а неделями.
Действительно, зачем напрягаться, если как в известном анекдоте — «Штирлиц знал, что лучше всего запоминается последняя фраза», так и израильские политики знают, что им никто не вспомнит того, что они наобещали в предыдущую избирательную компанию, или в текущую политическую каденцию, а важно лишь то, что напишут о них в прессе в последние пару месяцев до выборов. Но так как между объявлением выборов и их проведением, как раз и проходит от трех  месяцев до полугода, все остальное время можно расслабиться.

Вот сейчас происходит некрасивая (мягко говоря) история с закрытием 20-го канала (немного подробней о которой я напишу ниже). Наши депутаты, номинально представляющие политический сектор, к которому относится большая часть аудитории канала, должны как-то высказаться, сделать соответствующие заявления, обозначить позицию. И парад таких заявлений (ни к чему не обязывающих?) начался. А у нас с вами есть шанс попытаться запомнить и, чем черт не шутит, предъявить им счет в тот момент, когда мы, вернее наши голоса, им в очередной раз понадобятся.

Итак, давайте посмотрим.
Аюб Кара, министр связи и средств массовой информации, партия Ликуд:

«Мы делаем все, для того, что-бы дать легитимацию и необходимые разрешения для продолжения работы 20-го канала». Очень важное заявление профильного министра.

Гилад Эрдан, министр внутренних дел, партия Ликуд:

«Нет абсолютно никакой логики или справедливости в том, что-бы применять санкции к 20-му каналу в то время, когда правительство борется за расширение конкуренции среди средств массового вещания». Еще один важный министр, в ведении которого находится выдача разрешений на вещание в Израиле.

Руби Ривлин, президент Израиля, в прошлом — представитель партии Ликуд:

«Намерения опустить «черный занавес» на 20-й канал отбрасывает тень на израильскую демократию». Напомню, президент в Израиле, хоть и номинальный, но как-бы гарант, хоть и не существующей, но как бы конституции и, хоть и эфемерной, но как бы демократии.

Теперь надо сказать несколько слов о самом 20-м канале,  о ситуации, которая сложилась вокруг него.

Закон о средствах массовой информации в Израиле изначально был устроен так, что бы правящая элита могла контролировать СМИ железной рукой. Впрочем, как это часто бывает, вскоре сложилась ситуация, когда «хвост стал управлять собакой». И сегодня, уже пресса во многом диктует политикам повестку дня, а не наоборот.
Старые политические элиты, благодаря естественным демократическим процессам, во многом утратили власть в законодательных и исполнительных органах. Однако, в закрытых структурах, таких как СМИ и суды, где нет прямого влияния избирателей, старые элиты образовали нечто вроде полумафиозной организации круговой поруки, системы, защищающей саму себя от любого влияния из вне. А закон, позволявший государству контролировать СМИ, теперь защищает существующие и подконтрольные старым элитам СМИ, от возникновения новых, способных составить им конкуренцию, сохраняя таким образом их монополию.

Решение этой проблемы находится в руках политиков. Надо изменить старые законы, открыть свободный доступ на рынок информации, снять государственную регуляцию.

И вот возникает парадоксальный вопрос — новые элиты правого толка уже много лет находятся у власти. Беньямин Нетаниягу (номинально — главная жертва левацкой прессы), не только Премьер Министр Израиля, но и многие годы — исполняющий обязанности министра связи. Почему же  за все это время, кроме косметических изменений, не было сделано ничего для изменения законодательства?

Думаю ситуация с 20-м каналом может дать нам ответ на этот вопрос.

Итак, 20-й канал создавался и получал лицензию на вещание как «канал наследия». Т.е. это такой общественный просветительский проект, нечто вроде канала израильской истории, где бы зрителям рассказывали славные «преданья старины глубокой». Однако, в таких рамках каналу сложно просуществовать долгое время.  Постепенно, в его эфир стали проникать передачи на актуальные, злободневные темы. Совет по кабельному вещанию (орган, контролирующий телевизионные сми), поначалу выдал 20-ке разрешение на 10% таких передач от общего количества эфира. Затем, это разрешение было увеличено до 25%.

Канал, находящийся во владении миллиардера Ицхака Мирабишвили с самого начала своего существования имел ярко выраженную правую направленность, поддерживал линию правящей партии «Ликуд» и ее лидера Биньямина Нетанияху. Недавно на канале даже вышло интервью с Нетаниягу, что вызвало особое возмущение остальных израильских СМИ, представляющих старые левые элиты и ведущих резко агрессивную по отношению к Нетаниягу политику.
Владельцы этих СМИ подали жалобу в Верховный Суд, где справедливо указывают, что Двадцатка нарушает все условия выданной лицензии, а так же, что послабления, сделанные Советом по кабельному вещанию — незаконны. Двадцатка оказалась перед угрозой лишения лицензии и закрытия. 

И вот, во время судебного разбирательства выясняются интересные вещи. Например, что в министерстве связи уже полтора года валяются рекомендации директора этого министерства, господина Филбера, согласно которым надо вообще отменить всю систему «профильных каналов», типа «Канала музыки», «Канала наследия» и других, и каждый канал сам будет решать о чем ему вещать, а «обязательные передачи» будут назначаться в зависимости от доли рынка, который канал занимает. И чтобы эти изменения вступили в силу на законодательном уровне, им должен дать ход в парламенте министр связи, которым, как мы помним, все это время был… Беньямин Нетанияху. 
А еще, в Совете по кабельному вещанию лежит просьба 20-го канала о предоставлении ей права выпускать новости, но этой просьбе не дается ход по причине… занятости сотрудников Совета. Но в это же самое время у сотрудников Совета находится время взимать с Двадцатки многотысячные штрафы за нарушения лицензии. 

Возвращаемся к главному вопросу — почему правое правительство во главе с Биньямином Нетанияху не дает ход законодательной реформе, призванной нарушить монополию левых сми, и позволить нормально существовать каналу, выступающему с правых позиций?

Может быть потому, что тогда 20 канал нельзя будет контролировать? Что если Двацатка сместится еще правее тех позиций, на которых сегодня находится Ликуд и его лидер? Ведь настоящая политическая конкуренция для них находится именно там.
На сегодня, основные израильские медиа дискредитировали себя в глазах избирателя «Ликуда» постоянной ложью, вопиющей ангажированностью, однобокостью, предвзятостью, в том числе к самому Нетаниягу и его семье, продолжающейся годами. Информационные банкроты, предавшие основы демократической журналистики, девальвировавшие доверие к СМИ до нуля, они способны оказывать влияние лишь на людей, которые и так никогда бы не проголосовали за Ликуд, а каждая их очередная нападка на Нетаниягу имеет обратный эффект, и  лишь увеличивает его рейтинг. 

В отличие от них, 20-й канал и подобные ему СМИ, имеют прямое влияние на избирателей «Ликуда». Именно на этом поле «Ликуду» приходится конкурировать за избирателя с другими правыми партиями. А что, если после либерализации законов, на рынке появятся другие правые СМИ, которые выйдут на общегосударственный уровень? Что если они уведут избирателя от «Ликуд», например в «Еврейский дом»? Именно поэтому Нетаниягу предпочтительней даже закрытие  Двадцатки, чем утеря контроля над ее содержанием. И такое полулегальное состояние, когда ее вещание зависит от доброй воли правительства и чиновников, полностью устраивает наших политиков.

В любом случае, у Нетаниягу, Ликуда и нового министра связи, пообещавшего продвинуть реформу СМИ и не допустить закрытия Двадцатки, есть все возможности опровергнут эту теорию и доказать в самое ближайшее время ее несостоятельность. А мы, надеюсь, не забудем до ближайших выборов оценить их дела по заслугам.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.