Череда трагических смертей в израильском сафари.

Первой жертвой в череде трагических смертей, накрывшей сафари, расположенный в Рамат-Гане, городе-спутнике Тель Авива, стал носорог по кличке Тибор.

Носорог Тибор. Фото: Тибор Егер.
Совпадения имен не случайны. Молодой носорог, родившийся в сафари Рамат-Гана, был назван в честь фотографа, многие годы работающего в этом зоопарке.

В начале марта этого года, молодой (9 лет) белый (или широкогубый) носорог погиб в результате  боев со своим старшим товарищем Ционом за господство над территорией . После достижения молодым Тибором половой зрелости, между ним и Ционом возникло естественное напряжение, приведшее к многочисленным стычкам. Одна из которых стала для Тибора смертельной. 

Носороги Тибор и Цион во время одного из столкновений.  Фото: Сафари Рамат-Ган.

В ближайшие недели Тибор должен был покинуть сафари Рамат-Гана, и отправиться в один из зоопарков России, но не успел. Почему сотрудники сафари не разделили двух самцов на это время остается загадкой.
Год назад, Тибор уже попадал в сводки новостей, когда предпринял почти удавшуюся попытку сбежать из сафари. Очевидно предчувствовал свою трагическую судьбу.

В конце того же месяца, в возрасте 32-х лет внезапно скончался Шмулик Ландау — глава отделения по уходу за дикими животными ветеринарной клиники при сафари Рамат-Гана. Шмулик пришел в клинику в 2004-м году добровольцем, и с тех пор посвятил свою жизнь уходу за дикими животными и птицами, поступавшими в клинику со всей страны. 

Шмулик Ландау с пятнистой гиеной, ставшей жертвой издевательств, поймавших ее палестинцев. Фото: Лирон Самуэльс.

Примерно в то же время, в рамат-ганском сафари, в возрасте 31 года, от сердечного приступа умерла самка суматранского орангутанга Тоси.

Тоси. Фото: Тибор Егер, сафари Рамат-Ган

Работники сафари рассказывают, что Тоси была очень умной обезьяной, и часто вела себя как обычный человек. Например, по утрам она любила пить чай из кружки, макая в него кусочки хлеба или бисквита. После вскрытия, у Тоси обнаружили непроходимость фаллопиевых труб, что объяснило ее бесплодие на протяжении многих лет, не смотря на многочисленные спаривания со своим партнером Мошоном. Тоси и Мошон были очень привязаны друг к другу. Многие годы они ночевали вместе, и Мошон даже делился с ней своей едой, что как правило не принято у орангутангов. В ночь смерти они так-же были вместе, и Тоси потеряла сознание и умерла прямо во время спаривания. 

Мошон. Фото: Тибор Егер.

В течение многих дней Мошон пребывал депрессии после смерти Тоси. Не выходил из своей комнаты, а когда покидал ее, постоянно проверял — не появилась ли там Тоси.

В начале апреля умерла еще одна самка орангутанга — 48-летняя Рохале. Вскрытие показало, что причиной смерти стало кровоизлияние в мозг. Рохале была уже пожилой обезьяной. В последние годы у нее были проблемы с кишечником. Ее даже возили в больницу «Шиба» для проведения обследования С.Т. В рамат-ганском сафари у Рохале родилось несколько детей, последний из которых, мальчик Рахамим до сих пор жил с матерью, и был очень к ней привязан.

Рохале и Рахамим. Фото: Тибор Егер.

Теперь в сафари Рамат-Гана остались два самца, Мошон и Рахамим, до сих пор тяжело переживающие смерть своих подруги и матери.

В природе суматранские орангутанги живут от 30 до 45 лет. В неволе их продолжительность жизни достигает 65-и. Так что Рохале и особенно Тоси не достигли своего максимального возраста.


Читайте также:

 Как контрабандой в (в штанах) в Израиль ввезли 40 щеглов. 

Израильский полевой госпиталь признан лучшим в мире.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.