Интервью Чулпан Хаматовой израильской газете

Недавно, Чулпан Хаматова посетила Израиль в рамках культурной программы «Open Lecture».

Крупнейшая местная газета, «Израиль сегодня», посвятила интервью с Хаматовой целый разворот. Привожу некоторые любопытные выдержки этого интервью. Прошу учесть, что это «обратный перевод», выполненный  с иврита на русский, да еще и не профессионалом. Так что не судите строго.

Фото: Из блога Галины Маламант.

Чулпан, это не первый ваш визит в Израиль. Вы чувствуете себя здесь как дома?

Нет. Я испытываю слишком большое уважение к этой стране, благодаря ее замечательной медицине и уровню социальных услуг. И это чувство не дает мне расслабиться, так что-бы ощущать себя здесь как дома. Когда человек поставлен во главу системы приоритетов, это не может меня не взволновать.

Неужели вам не приходилось сталкиваться с таким отношением к человеку в России или остальном мире?

Нет в мире другой страны, которая  была бы создана в столь короткие сроки, и при этом смогла бы создать такую развитую систему социального обеспечения. Как правило, это работает по другому — сначала будем бороться,  побеждать врагов и т.д., и лишь потом задумаемся о простом человеке. В Израиле все наоборот. И это замечательно.

Это то, чего вам не хватает в России?

Конечно, особенно сейчас, в период кризиса. На сегодняшний день я не могу сказать, что в моей стране человек ценится так как должен.

Давайте поговорим о кино. Почему в Голливуде нет ни одного известного российского актера, и это не смотря на то, что нет почти ни одного актера, не знакомого с системой Станиславского? 

У нас есть выдающиеся актеры, у которых могла бы быть замечательная карьера в Голливуде, но речь идет о рынке. Нужно продавать фильмы, а зрители хотят видеть то, что им понятно. Сегодня они не способны воспринять русского актера в роли, скажем, спасителя мира, потому что образ России сегодня, и не только сегодня, таков, что он не может не вызвать отрицательных эмоций. Единственная возможность разрушить этот образ была у русских во время падения берлинской стены, Россия была в тренде, ею интересовались. Это был пик. Но с тех пор происходит только падение, оно продолжается и сегодня. Что-бы русские актеры поднялись на сцену в Голливуде, нужно что-бы сама Россия стала привлекательной. Это не вопрос таланта, он здесь вообще ни при чем.  Это вопрос образа, и его продажи.

Далее, автор интервью рассказывает о том, что в России в эти дни идет работа над драконовским законом «о некоммерческих организациях», согласно которому благотворительный фонд Хаматовой попадет в категорию «иностранных агентов». По словам Чулпан, если этот закон пройдет, это будет концом всего благотворительного движения в России. «Это охота на ведьм… если он пройдет, я просто впаду в спячку, как медведь… У меня на родине человек никогда не воспринимался как личность. Не было такого периода во всей нашей истории. Сегодня, когда ты борешься за то, что-бы больной раком ребенок получил необходимое медицинское обслуживание, тебе приходится пройти все круги ада бюрократии, чиновников, которым абсолютно наплевать на состояние матери, только что получившей известие, что ее ребенок болен.»

Автор: Давид Бар-Он.

Честно говоря, при прочтении статьи меня лично не покидало ощущение ее скомпилированности. Из текста невозможно понять, когда Хаматова отвечает интервьюеру напрямую, сидя с ним (как он сам утверждает) в тель-авивском кафе, а когда приводятся цитаты из других источников. Если в начале, это напоминает классическое интервью «вопрос-ответ», то в середине, оно вдруг, безо всякого предупреждения, приобретает форму неких рассуждений автора, перемежающихся цитатами, или прямой речью Хаматовой. Например, автор, вдруг приводит историю 2009-го года, когда Чулпан Хаматова была приглашена в Кремль, для награждения за свою благотворительную деятельность. Якобы, по словам Хаматовой, за несколько дней до этого события ей позвонили, и потребовали дать текст ее будущего выступления. Она отказалась. Тогда, перед самой церемонией, в Кремле, несколько женщин втолкнули ее в туалет и  попытались заставить показать им текст.  Хаматовой  удалось ускользнуть, дав им только концовку речи. Но в  конечном итоге, ей вообще не предоставили возможность выступить.

И вот я так и не понял, эту историю автору рассказала сама Хаматова, сидя за чашечкой кофе в Тель-Авивском кафе, или он ее просто «нарыл в интернете» и вставил в статью для драматизма?

В самом конце статьи, автор вдруг вспоминает, что это таки интервью, и возвращается к классической форме «вопрос-ответ».

Куда движется Россия?

У меня нет четкого представления. В убийстве Бориса Немцова есть несколько сторон (почему вдруг вспомнили Немцова? Непонятно). Это ужасно. Нельзя вот так просто взять и убить человека на улице. Но люди живут. Гуляют по улицам, растят детей. У нашей страны есть некая карма, наказание за что-то, все это понимают.

В общем, полный сумбур. И это совсем не «трудности перевода». Единственное, что могу утверждать с уверенностью, что Чулпан действительно была в Израиле  и выступала с лекциями. Следующим, говорят, в рамках данной программы приезжает Александр Невзоров.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.